Большинство сетей АЗС декларируют минимальные прибыли, но живут на широкую ногу. Видимо, время для серьезного разговора наступило

А если денег от Штатов не будет? Где их искать по миру? Или, может, надо уже идти договариваться c россиянами? Капитулировать?

Во всей этой риторике последних дней, да и в целом в последнее время, меня лично удивляет другое — отсутствие расчета на собственные силы и неверие во внутренний потенциал Украины. И это несмотря на то, что у нас есть реальные достижения и опыт сопротивления. Откуда подобная неуверенность в себе?

С чем я полностью соглашаюсь, так это с тем, что уже давно наступило время для взрослого разговора с обществом, в частности, с бизнесом. С последним разговор должен идти о налогах.

Не готов говорить обо всех отраслях экономики, но на примере топливного рынка могу с уверенностью сказать о мощном потенциале налоговой отдачи и, соответственно, эффективности для государства.

Этот взрослый разговор я на своем участке экономического фронта веду уже несколько месяцев и, как мне кажется, неплохо диагностировал и возможности, и мировоззренческие проблемы участников этого рынка. Уверен, они присущи и другим бизнесменам.

Несколько типичных историй

«Какой еще налог на прибыль? Мы НДС платим!» — такое абсолютно искреннее непонимание я слышу в разговорах с собственниками сетей АЗС через раз. Характерно, что и с НДС часто не все обстоит благополучно, но сейчас не об этом.

Мои наивные вопросы о корпоративном налоге вызваны тем, что большинство сетей у нас либо бесприбыльные, либо официально декларируют минимальную прибыль, с которой их новые станции будут окупаться порой по 1500 лет (в буквальном смысле). Люди, которых в народе гордо именуют нефтяными баронами, по документам — в основном «нищеброды». Некоторые из них не показывают адекватные прибыли уже много лет, но, несмотря на безденежье, не только как-то выжили, но еще и активно строятся и модернизируются.

Конечно, тут возникают вопросы к налоговикам. Для понимания проблемы им достаточно заглянуть на корпоративные сайты, где сплошной праздник развития и инвестиций. Разве не возникает вопрос, откуда у компании деньги, если в налоговой декларации нули?

Можно спорить о методике вычисления прибыли и налога, но даже неналоговику понятно, что бизнес с миллиардными оборотами не может работать без прибыли или с рентабельностью во втором-третьем знаке после нуля с запятой. Если бизнес не генерирует 10–12% доходности, то безопаснее и выгоднее положить деньги на депозит в государственный банк либо приобрести военные облигации.

На налоге на прибыль оптимизация не заканчивается. Зарплаты в конвертах — вечная классика. Как я уже демонстрировал, диапазон окладов линейного персонала в одной отрасли составляет от 3 до 25 тыс. грн в месяц. Из официальной отчетности некоторых национальных и даже столичных сетей следует, что они платят своим работникам по 7 тыс. грн в месяц.

Не знаю, как вы, а я в это не верю.

Здесь уже интересно не столько отсутствие мониторинга со стороны налоговой, сколько аморфная позиция местной власти. Ведь налог на доходы физических лиц (НДФЛ) платится именно в местные бюджеты и является важным источником их наполнения. Пока же все выглядит таким образом, что за условные два-три «мавика» для пиара местных чиновников или просто по знакомству местные нефтебароны получают своеобразную налоговую индульгенцию.

Среди проблемных регионов в этом плане уже кристаллизовались Запорожская, Днепропетровска, Николаевская и Львовская области. Последняя откровенно удивляет расцветом сети нелегальных АЗС, которые воруют не только НДФЛ, но еще и «розничный акциз», перечисляемый из центрального бюджета в местный с каждого официально проданного литра горючего. В свою очередь неплохой пример дает Полтавская область, где крупнейшие местные АЗС демонстрируют хорошие налоговые показатели по всем направлениям. Конечно, нельзя исключать, что это принципиальная патриотическая позиция местных операторов, но факт зафиксирован — в белую работать можно.

Это всего лишь небольшие заметки о том, как можно анализировать и увеличивать налоговые поступления. Стоит ли надеяться на резкий рост самосознания бизнеса? На мой взгляд, нет. Бизнес, как и армия, — это срез общества, где есть очень разные люди. Должна быть сильная государственная рука и понятные справедливые нормативы по уплате налогов. На рынке горючего таким показателем должна стать налоговая нагрузка на литр. В 2023 году она порой отличалась в десять раз, хотя такой разницы в наценках на АЗС и близко нет. Сейчас же налоговая оперирует коэффициентами от оборота и вообще не замечает «зарплатных налогов» — НДФЛ и ЕСВ. Также интересным индикатором может стать объем налогов в перерасчете на работника. Но в конечном результате все зависит от воли и мировоззрения владельца бизнеса.

Для этого взрослого разговора с взрослыми дядями на авто последних моделей необходимо привлечь самые высокие ранги профильных чиновников, а также местную власть. Это неплохо работало, когда мы преодолевали топливный кризис весной 2022 года. Тогда правительство дало неплохие «пряники» рынку, которые тот с удовольствием усвоил. Должно сработать и в случае с «кнутом».

Как никогда становится актуальным и общественный контроль. Объем уплаченных налогов продавцами подакцизных товаров — прописанная в законодательстве норма, которая по надуманной причине не выполняется. Общество тоже может и должно контролировать уплату налогов, ведь речь идет об общих деньгах. А в сегодняшней ситуации — и о бюджете нашего выживания как страны.

Источник