Будет ли война между Сербией и Косово

Как российско-украинская война влияет на позицию Приштины и Белграда

Будет ли война между Сербией и Косово

© depositphotos / AleksTaurus

Конец прошедшей недели оказался тревожным для жителей не только Западных Балкан, но и европейских государств. На границе Косово и Сербии вновь запахло порохом, появились сербские баррикады и косовский спецназ.

Как и 11 месяцев назад, в сентябре 2021 года, обострение ситуации было спровоцировано решением официальной Приштины ввести с 1 августа ряд дополнительных документов для косовских сербов, не имеющих документов Косово, и заменить автомобильные номера. Важно подчеркнуть: решение базировалось на принципе взаимности.

Обошлось и на это раз. Временно. Косовское правительство лишь отложило решение до 1 сентября, а Сербия пока не двинула войска к границе. Важную роль в нормализации ситуации сыграли дипломаты США и ЕС, командование KFOR (международные силы под руководством НАТО по обеспечению стабильности в Косово).

Возникает закономерный вопрос — почему между двумя странами систематически возникают мини-кризисы, угрожающие стабильности региона и Европе? Остановимся на некоторых причинах.

Забыл пояснить. Относительно последнего обострения отношений между Белградом и Приштиной на первое место среди причин поставил бы просчеты премьера Косово Альбина Курти и его правительства. Сообщив в первых числах июля о проведении упомянутых мероприятий, власть потом забыла об этом. К тому же подобные действия предусматривали и Брюссельские соглашения 2013 года. А ведь прошлые кризисы показали: необходимо проводить широкомасштабную разъяснительную кампанию, особенно в сербских општинах. При этом акцентировать внимание следовало бы на следующих аспектах: Косово проводит мероприятия по замене автомобильных номеров и выдаче дополнительных персональных документов на основе принципа взаимности, в ответ на подобные действия Сербии; сербы, ввозящие товары, будут освобождены от уплаты таможенных сборов; вопросы сербской идентичности операция не затрагивает. Но таких пояснений не последовало.

Зато Белград провел серию митингов, на которых утверждалось, что упомянутая операция окончательно похоронит идею создания Ассоциации сербских општин Косово (АСО) и ограничит в правах косовских сербов. Прозвучало и несколько провокационных выступлений сербских политиков, которых поддержали радикалы — великосербы. А в некоторых сербских општинах уже накануне 31 июля появились билборды (на английском языке!) — «Вы въехали в АСО» и «Не сдавайтесь, КиМ остается» (Косово и Метохия — так в Сербии все еще называют Косово). Но вот кто их установил — до сих пор неясно…

Забытая АСО. Если же говорить о глобальных причинах, порождающих в отношениях Косово и Сербии один кризис за другим, то проблему Ассоциации можно смело ставить на первое место. Ее создание было предусмотрено уже упомянутыми Брюссельскими соглашениями, как некой формы сербской автономии в Косово. Был установлен также срок образования этого объединения — 2015 год.

Но этого не случилось: косовары не были заинтересованы в создании АСО и не торопились выполнять соглашение; сербская власть начала использовать отсутствие АСО в узкополитических целях и политических торгах с Косово; неопределенность отвечала интересам сербского и косово-албанского криминала; ЕС в тот период начал терять интерес к Западным Балканам. А ведь реализация проекта могла бы стать одним из важных шагов по нормализации отношений между двумя странами…

Ошибки и просчеты Запада. Мини-кризисы являются результатом просчетов политики Запада в регионе, в частности Евросоюза и некоторых его лидеров. ЕС забрал у ООН урегулирование одной из самых горячих европейских проблем (на тот период) — достижение взаимного признания Косово и Сербии. При этом Брюссель вместе с Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном увлеклись выдвижением различных многосторонних инициатив — «Берлинский процесс», «Открытые Балканы», «Мини-Шенген» и прочих, направленных на развитие регионального сотрудничества, отодвинув на периферию решение вопроса взаимного признания Белграда и Приштины. Хотя разговоров вокруг этой темы было немало.

Не в полной мере учитывался тот факт, что в контексте Косово—Сербия любая проблема сразу становилась политической — будь то взаимное признание, телефонные звонки, пересечение границ, признание дипломов об образовании, автомобильные номера и прочее. Такая ситуация требовала немедленного вмешательства ЕС и США, но на первом месте оказалось укрепление многостороннего сотрудничества в регионе в ущерб решению косово-сербского вопроса.

Российский душок. Опосредованно в инициировании мини-кризисов в косово-сербских отношениях участвует и Москва. Именно Кремль лепит из Вучича политика, якобы довлеющего над регионом. Это и огромное количество оружия, еще не так давно поставлявшегося в Сербию. Это и «успех» президента в получении хорошей цены на российский газ. Это и поддержка в сознании Вучича идей великосербства в современной обертке «сербского мира». Это и радикализация сербского общества, отражением чего стало появление новой редакции старого лозунга — «Косово — это Сербия, денацификация неизбежна». Не правда ли, знакомые мотивы?

Отвечая на эти ожидания, горячий сербский президент накануне событий 31 июля выступил с речами о защите косовских сербов любыми средствами и неизбежной победе сербов. А не менее горячий премьер Косово начал действовать без консультаций с коллегой, что тоже предусматривают Брюссельские соглашения.

Отметим еще один момент, связанный с последним обострением. Накануне ряд интернет-изданий и социальных сетей России и Сербии, никогда не касавшихся проблематики Западных Балкан, вдруг озаботились отношениями Косово и Сербии. Одни призывали собираться на защиту косовских сербов, другие обещали «закопать косоваров в землю». Поиск истоков этих провокационных публикаций показал, что вначале они появлялись на сайтах и чатах российских и сербских радикальных группировок.

Внутренние факторы. Систематичность мини-кризисов, схожесть сценариев и повторяемость участников создают впечатление, что эти кризисы возникают не без прямого участия лидеров Косово и Сербии, пытающихся решить свои внутренние проблемы.

Белград, пока еще идущий по пути евроинтеграции, нагнетая ситуацию просит Брюссель снять требование об обязательном признании Косово как главном условии членства в ЕС — ведь именно Приштина якобы устраивает различные провокации. Ситуация настолько серьезна, продолжают сербские лидеры, что не надо требовать от Сербии уже сейчас делать выбор между Евросоюзом и дружбой с Москвой.

А из Приштины усиливаются требования принять страну в международные организации (для начала в Интерпол, а там и в ООН), поскольку это защитит от провокаций Белграда. И для усиления позиции проводят спорные акции.

Украинский фактор. Война России против Украины, особенно с началом широкомасштабной агрессии, оказывает влияние на отношения Белграда и Приштины. И не только в том, что, как не очень корректно сказал об этом Вучич: мол, мне вменяют, что я копирую Путина, а Курти — Зеленского.

Россия уже не может поддерживать Вучича, как прежде, оружием и деньгами. Да и с дешевым газом не все так просто. Похоже, что Кремль начинает «бросать» Белград. Не до него. А тут еще и Запад все сильнее давит на Сербию и требует присоединиться к антироссийским санкциям. При этом шажок за шажком помогая Косово создавать свою армию. Как в Украине — небольшую, но модерную.

Всех волнует вопрос — не начнет ли Сербия по российскому примеру агрессию против Косово? Можно с уверенностью сказать — нет, поскольку сербской армии придется встретиться с войсками KFOR, то есть НАТО, а это ей не под силу. Да и не нужна война ни сербской, ни косовской элитам, не забывшим последствий последней войны в регионе.

Война нужна только России, больше никому. Причин тому две:

первая — в случае возникновения войны между Косово и Сербией внимание мира переключится с Украины на Западные Балканы. Возможно;

вторая — война, ее прекращение, последствия могут стать для Москвы разменной монетой в контексте агрессии против Украины — мол, мы (Россия) успокоим Сербию, а вы убедите Украину согласится на аннексию Донбасса и Крыма.

И все же, предпосылки конфликта — военно-политические — не ослабели, а эскалация может стать следствием комплекса прямых и косвенных причин. А их немало. В соседней Боснии и Герцеговине вновь накаляется ситуация — путинский друг Милорад Додик вновь заявил о неизбежности выхода Республики Сербской из БиГ. Лидер боснийских Хорватов Драган Чович заявил о необходимости создания третьего, хорватского энтитета, что противоречит Дейтонским соглашениям. В соседней Черногории тоже не все спокойно и приближается очередной правительственный кризис. Но это худший вариант — если Белград и Приштина при посредничестве ЕС и США не найдут выхода из сложившейся ситуации и эскалация начнет нарастать, регион вновь превратится в плацдарм маленьких войн маленьких стран.

Скорее всего, в ближайшее время все же будет продолжена деэскалация отношений Косово и Сербии, вновь начнется активный поиск возможностей возобновления переговоров при активном участии Евросоюза и США, мгновенно купировавших нараставшее 31 июля напряжение. А Вучичу максимально сузят возможность маневра между Западом и Востоком. Места России здесь не найдется.

Для Украины же самое время начать процесс официального признания Косово, в меру своих сил помогающего нам в борьбе с российским агрессором. И наконец обозначить свое дипломатическое присутствие в Приштине, что отвечало бы единой внешней политике Евросоюза.

Больше статей Владимира Цыбульника читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Источник