Какие уроки должен извлечь Киев из саммита ЕС—Западные Балканы?

Евросоюз вновь подтвердил «балканской шестерке» перспективу членства

В словенском городке Брдо-при-Кране состоялся очередной саммит ЕС—Западные Балканы. Его ждали с тревогой и надеждой. Слишком много сомнений, вопросов и разочарований накопились у всех участников мероприятия. На каком-то этапе даже возникли сомнения в том, что саммит состоится. И все же, лидеры 27 стран Европейского Союза встретились со своими коллегами из «балканской шестерки» — Албании, Боснии и Герцеговины, Косово, Северной Македонии, Сербии, Черногории — для обсуждения их европейской перспективы.

Евроинтеграция региона стала в последнее время болезненной темой во взаимоотношениях Евросоюза и «балканской шестерки», обостряющей и без того непростую ситуацию внутри ЕС, которому не удается договориться о единой позиции и по этому вопросу.

Австрия, Германия, Италия, Венгрия, Словения, Хорватия настаивают на выполнении условий расширения. Они акцентируют на том, что невыполнение обязательств Евросоюза подталкивает «балканскую шестерку» в объятия России, Турции и Китая. Франция, Дания и Нидерланды говорят о более жестком контроле и оценке выполнения условий присоединения, боясь не очень удачного повторения опыта с ускоренным присоединением Румынии и Болгарии в 2007 году. В свою очередь, Болгария блокирует начало вступительных переговоров с Северной Македонией, не желая идти на компромисс с ней по вопросам истории, самоидентификации и языка.

В отличие от правительства Ангелы Меркель, новая коалиция в Германии, похоже, отодвинет вопросы евроинтеграции «балканской шестерки» на второй план и поддержит позицию Эммануэля Макрона: сначала надо навести порядок внутри ЕС, а уж затем — расширение на Западные Балканы.

Претензий у Евросоюза к «балканской шестерке» немало. И они очень знакомы Украине. Это крайне медленное реформирование государства и демократических институтов; расширение автократических тенденций; отсутствие верховенства права и застопорившаяся реформа судебной системы; коррупция и организованный криминал; стагнация политреформ и ограничения демократии, свободы слова и медиа, прав человека; пренебрежение элит к интересам общества и граждан.

Противоречивое поведение Евросоюза привело к тому, что в регионе все громче звучит недовольство двусмысленной и непоследовательной политикой ЕС по отношению к «балканской шестерке», а скепсис по отношению к евроинтеграции стал на Западных Балканах динамично развивающейся тенденцией. При этом Брюсселю напоминают о его обещании: принять «балканскую шестерку» в Европейский Союз еще в 2014 году.

Слово «расширение» стало едва ли не табу в ЕС, а постоянное откладывание начала вступительных переговоров с Албанией и Северной Македонией породило в Балканах сомнения в целесообразности продолжения евроинтеграционного курса. Тем более что Россия, Китай и Турция для многих стран региона становятся альтернативой. Впрочем, накануне саммита на неформальном рабочем ужине лидеры ЕС подтвердили необходимость расширения Евросоюза на Западные Балканы, поскольку это отвечает интересам обеих сторон и укрепляет общеевропейскую стабильность и безопасность.

О чем же договорились участники саммита?

Приняв декларацию, Евросоюз подтвердил европейскую перспективу «балканской шестерки». (В итоговом документе саммита евроинтеграция определена как «совместный стратегический выбор».) Однако победой противников динамичного расширения ЕС на Западные Балканы стало то, что не было принято предложение Словении о завершении расширения до 2030 года и не сказано о дате начала переговоров с Албанией и Северной Македонией. Естественно, что это не вызвало радости у «балканской шестерки».

Важным стала демонстрация сторонами понимания того, что евроинтеграция остается двусторонним процессом: кандидаты должны осуществлять реформы во исполнение своих обязательств, а страны-члены ЕС и его институции — выполнять данные ранее обещания.

Практически не вызвало острой дискуссии обсуждение вопросов финансово-экономической помощи странам «балканской шестерки», которым были обещаны беспрецедентные почти 60 млрд евро на 7 лет в рамках различных программ Европейского инвестиционного партнерства (ЕРІ). Кроме того, через Инструменты предвступительной помощи (IPA) Евросоюз планирует привлечь еще почти 600 млн евро.

Также была подтверждена нацеленность на интеграцию рынков ЕС и «балканской шестерки», где особое место уделено вопросам развития транспорта и телекоммуникаций, являющихся «краеугольным камнем» социально-экономической интеграции и углубления региональной кооперации. Однако это создает впечатление, что Брюссель настойчиво предлагает западнобалканским странам сначала создать региональный общий рынок, а уж потом и о вступлении в ЕС поговорить…

Беспокойство Евросоюза по поводу сближения некоторых западнобалканских государств с Китаем, Россией и Турцией (в том числе в военно-технической сфере) вылилось в непростую дискуссию. При этом ЕС ожидает получить от «балканской шестерки» подтверждение ее готовности усиливать координацию и углублять сотрудничество с Евросоюзом в контексте единой внешней политики и безопасности. На саммите стороны согласились с тем, что перед ними стоят общие вызовы в сфере безопасности, требующие совместного противодействия, в частности в контексте борьбы с дезинформацией и другими гибридными угрозами.

На полях саммита в присутствии Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона состоялись две крайне важные встречи, которые во многом должны были повлиять на ситуацию в регионе. Так, премьер-министр Северной Македонии Зоран Заев провел переговоры с президентом Болгарии Руменом Радевым, во время которых оба выразили надежду на продолжение поиска решения выхода из кризиса в отношениях. Впрочем, Радев тут же обвинил своего визави в ассимиляции болгар и нарушении их прав у соседей. Неудача встречи означает, что начало переговоров Северной Македонией и Албанией вновь отложено.

В свою очередь, президент Сербии Александр Вучич и премьер-министр Косово Албин Курти обсудили взаимное признание дипломов. Впрочем, и здесь стороны не пришли к согласию, хотя и договорились продолжить диалог. При этом Вучич уже 11 октября встретиться в Белграде с главой МИДа России Сергеем Лавровым …

Если подытожить, то конкретным результатом саммита стало выделение финансовых средств для «балканской шестерки» и декларация нескольких новых проектов. Из негатива саммита — не прозвучала дата начала переговоров со Скопье и Тираной, остались разные подходы к евроинтеграции у стран-членов ЕС. И это вряд ли привело к снижению уровня скепсиса у держав Западных Балкан в отношении Евросоюза и его готовности выполнять старые обещания.

Какие же уроки может извлечь Киев, где представители команды президента в последние месяцы постоянно говорят о том, что Зеленский поднимет вопрос признания европейской перспективы нашей страны во время саммита Украина—ЕС?

Во-первых, в Евросоюзе отсутствует единый взгляд на будущее политики расширения, вне зависимости от того, касается ли это «балканской шестерки», Украины, Грузии или Молдовы. Во-вторых, любое расширение, если оно произойдет, будет исключительно политическим решением ЕС, независимо от выполнения кандидатом условий вступления. Которые и далее будут меняться. В-третьих, Украина получила еще одно подтверждение тому, что хотя и естественно добиваться европейской перспективы с такими странами как Грузия и Молдова, в то же время подобная тактика несет и опасность. Иначе можно оказаться в положении Албании, ставшей заложницей спора Болгарии с Северной Македонией.

И, наконец, в-четвертых: если украинские элиты действительно заинтересованы во вступлении Украины в Европейский Союз, то необходимо всерьез начать реализацию тех реформ, без которых членство в ЕС недостижимо в принципе.

Больше статей Владимира Цыбульника читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *