Какой война будет завтра? Что нужно сделать, чтобы не проиграть России

Революция дронов в военном деле кардинально меняет саму войну, как когда-то ее изменило появление огнестрельного оружия.

Раньше война менялась раз в год. Теперь — каждые полгода, скоро будет меняться раз в три месяца, потом — каждые два, месяц, неделю, и в конце концов война схлопнется, как время и пространство в черной дыре, наступит коллапс классической массовой армии индустриальной эпохи; победят технологии, дроны, роботы, искусственный интеллект.

Скорость перемен такова, что анонсы, прогнозы, планы, технические решения и готовые продукты устаревают раньше, чем их успевают прочитать, за них успевают заплатить, и их успевают применить.

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ

Обещанный президентом миллион дронов еще только начали делать, а он уже кажется совершенно недостаточным. Пока кто-то ищет деньги и запускает производство «стандартных fpv-дронов, которые можно собирать на кухне», на войне уже требуются дроны с сопровождением цели; с ее автоматическим поиском; управляемые по оптоволокну, лазерному лучу; полностью автономные дроны с искусственным интеллектом.

Дроны давно стали умнее чиновников Минобороны, генералов Генштаба и даже клерков офиса президента. Такие дроны ни за какие деньги мира не купить на Прозорро, в Китае и даже в США. Потому что ценнее денег, важнее обещаний президента и директив министров вдруг оказались талантливые люди, способные эти дроны создавать, применять в условиях жестокой войны, собирать опыт применения, анализировать его и прогнозировать эволюцию войны дронов хотя бы на полгода, а лучше — на год вперед.

Если вы угадаете с прогнозом, сможете сегодня правильно вложить деньги, ресурсы, возможности именно в те дроны, которые понадобятся завтра, — тогда вас ждет победа. Облажаетесь — завтра у вас не будет нужных дронов и вы проиграете.

Попробуем систематизировать, проанализировать и спрогнозировать развитие дронов для завтрашней войны. Попытаемся угадать ее.

Во-первых, прежде чем говорить о дронах, надо научиться понимать, что они бывают очень разные — маленькие и большие, коптерного и самолетного типа, радиоуправляемые и автономные. Так же, как огнестрельное оружие: есть пистолет, пулемет, а есть и гаубица… Соответственно, считать дроны поштучно, обещать «миллион» можно только в какой-то отдельной категории и только сегодня, потому что завтра этот тип дронов может оказаться устаревшим и абсолютно ненужным.

Fpv-дроны тоже очень разные — построенные на рамах разного размера, несущие разные по весу боевые части, летающие на разную дальность и предназначенные для выполнения различных задач. Если копать глубже (а надо копать!), то fpv-дроны различаются по возможностям радиосвязи — аналоговой или цифровой; частотам, на которых они работают; оптикой — дневной или ночной, взрывателями, аккумуляторами, моторами, пропеллерами…

Понятно, что во всем этом хозяйстве кто-то должен хорошо разбираться; дирижировать процессом создания и закупки «стандартных fpv-дронов», потому что ничего стандартного здесь нет. Дроны — разные, как и боеприпасы к ним, и их возможности. И если вы закупите, скажем, десять тысяч fpv-дронов, работающих на частотах, которые завтра противник надежно заглушит, то они окажутся бесполезными, деньги будут потрачены зря, и сражение мы, скорее всего, проиграем.

Далее. В стремлении преодолеть РЭБ связь с дронами переводят на оптоволокно. Решение работающее, но имеющее множество ограничений, потому что оптоволокно может запутаться, зацепиться за деревья. Энергетика дронов, вынужденных таскать на себе катушку с оптоволокном, падает, дальность применения и вес боевой части уменьшаются. Зато такие дроны заглушить нельзя в принципе.

Другое разумное решение преодоления РЭБ — система автозахвата и сопровождения цели. Оператор увидел цель, навел на нее перекрестие прицела или поместил цель в рамку на экране, нажал кнопку захвата — и дрон сам несется к противнику, без участия оператора и никакой локальный РЭБ ему не страшен.

Штука давно известная и широко распространенная на «взрослых» боевых системах еще с 1950-х годов. На маленьких легких дронах применяется относительно недавно, потому что выходит дороговато и… ненадежно. Если цель активно маневрирует, пытается скрыться — почти наверняка произойдет «срыв захвата» и коптер промахнется. Ладно еще стрелять по танку или бронемашине, а вот за одним отдельным солдатом противника, который бежит от коптера, угнаться не получится. Пока что.

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ

Дело в том, что машинное зрение, давно известное и прекрасно работающее на настольном компьютере с мощной видеоплатой, на небольшом fpv-дроне с жесткими ограничениями по массе, энергопотреблению и цене еще только начинает внедряться. Но по мере развития микроэлектроники непременно станет обязательной функцией на каждом втором дроне уже через полгода, а через год — стандартом миниатюрных боевых систем.

Причем стандартом станут не только захват и надежное сопровождение цели, но и автоматический поиск ее, распознавание, принятие решения об атаке без участия оператора. То есть fpv-дроны из дистанционно управляемых оператором летательных аппаратов превратятся в настоящих дронов-убийц, полностью автономных роботов, наделенных искусственным интеллектом, способным самостоятельно принимать решения в сложной боевой обстановке.

Стоить такие дроны будут, конечно, уже не 500–600 долларов, а три-пять тысяч долларов за штуку, что, учитывая их новые смертоносные возможности, практически стопроцентную результативность, отсутствие в системе дорогостоящего человека-оператора, будет совсем недорого.

Эти новые дроны даже внешне будут сильно отличаться от нынешних неуклюжих и хрупких коптеров, которые на фронт привозят в коробках из-под обуви. Это будут законченные технические решения с интегрированной боевой частью (а не так, как сегодня, когда выстрел от РПГ приматывают к дрону скотчем), упакованные в герметичный и прочный транспортно-пусковой контейнер еще на заводе. Эти дроны можно будет десятками носить в рюкзаке (и запускать прямо оттуда), совсем миниатюрные — просто в кармане, как гранату, устанавливать на опорных пунктах, крепить на броню боевых машин, вооружать ими вертолеты и самолеты.

Эти новые идеальные роботы-убийцы будут тесно взаимодействовать со всеми летающими, ползающими и плавающими роботами-разведчиками для выявления и уничтожения целей. Оператору нужно будет лишь ткнуть пальцем в место на экране, где надо найти и уничтожить цель.

EPA-EFE/KATERYNA KLOCHKO

Разведывательные дроны в большинстве своем тоже станут автономными и автоматическими. Они будут «жить» в специальных боксах, оборудованных системами поддержания требуемых температуры и влажности, системами зарядки бортовых батарей, связи, диагностирования неисправностей. Из этих, замаскированных под обычные предметы боксов, дроны-разведчики будут вылетать на выполнение боевых задач по расписанию (системная рутинная разведка) либо по заданию командования. Кому-то это кажется фантастикой, но такие автономные дроны уже есть и выпускаются серийно. Есть даже такие серийные украинские разработки, применяющиеся на коммерческих объектах с 2020 года.

Большинство наземных и морских дронов тоже станут автономными роботами. Представьте себе самодвижущуюся мину, которая может надходиться «в спячке» где-то у дороги, заброшенная туда грузовым дроном, и выползающая под колеса военной техники после того, как услышит гул приближающейся колонны или отдельного танка. Фантастика? Нет. Такие мины уже апробированы на нашей войне.

Автономные наземные дроны будут переносить/перевозить другие дроны (это уже есть), доставлять боеприпасы, продукты и медикаменты (это уже работает), патрулировать линию фронта и охранять тыловые объекты (давно есть), минировать местность (активно применяются прямо сейчас), разминировать местность (используются уже давно), применяться в ударных, штурмовых, наступательных операциях вместо традиционных танков и бронемашин (вот прямо сейчас активно применяются).

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ

Автономные морские дроны станут месяцами караулить вражеские боевые корабли в глубинах моря (океана) наподобие самодвижущихся и самонаводящихся морских мин. Быстроходные морские дроны-камикадзе в связке с воздушными дронами (в том числе и базирующимися на них) будут способны автономно, без участия оператора, патрулировать морские пути, находить, идентифицировать и уничтожать надводные и подводные цели противника, наносить массированные удары по портовой инфраструктуре.

Воздушные дроны средней и большой дальности (типа «шахедов» и «ланцетов»), уже сегодня во многом автономные и наделенные искусственным интеллектом, станут еще более совершенными и неуязвимыми. Они абсолютно перестанут бояться РЭБ; сигналы спутниковой навигации будут лишь вспомогательным источником ориентации на местности (в полете) — дроны научатся летать по карте с использованием оптики (и многие дроны уже это умеют), по звездам (тоже не новинка), ориентироваться по сигналам вещательных радиостанций и вышкам мобильной связи (почти стандартная функция), по радиолокационной карте местности (ничего нового). Эти технологии давно известны, многие известны уже почти сто лет, но только вследствие миниатюризации электроники они скоро станут повсеместным стандартом для небольших дронов, таким же, как стали для системы навигации крылатых ракет оптическая навигация и полет по радиолокационной карте местности, а для стратегических бомбардировщиков и баллистических ракет — навигация по звездам.

Будущие «ланцеты», как и будущие fpv-дроны, будут автономными роботами, самостоятельно находящими цели или получающими целеуказание от дронов-разведчиков. Они будут сами выбирать способ атаки цели, модифицировать тип боеприпаса прямо на борту в полете, создавать отчет об обнаружении и поражении цели и отправлять его на командный пункт через любой подходящий тип связи — спутник, дрон-разведчик, наземные каналы.

Надо ли говорить, что все будущие автономные дроны, будь то малые или большие, воздушные, наземные и морские получат возможность взаимодействовать друг с другом, обмениваться информацией, планировать совместные атаки, логистические операции, операции по эвакуации, оборонительные операции и т.д. Это будет настоящий рой дронов, распределенная боевая компьютерная сеть, более могущественная, чем компьютерный разум Skynet из фильма «Терминатор».

В этом прогнозе тоже нет никакой фантастики. Рой дронов по своей сути — это распределенный искусственный интеллект, компьютерная сеть, в которой каждый дрон является элементом сети и связан с другими дронами с помощью любых подходящих каналов связи. Уже сегодня технологии роя дронов, впервые апробированные в США еще в 2009 году, используются в беспилотных системах (роях) «Койот» и им подобных. Есть такие ударные рои дронов на вооружении армий Китая, Южной Кореи, Турции и, возможно, других стран. Есть опыт разработки и применения ударных роев дронов у нас в Украине.

Рои ударных дронов, разработанных в Украине, уже применялись для атаки по вражеским аэродромам на расстоянии до 400 км от линии фронта. Координация дронов позволила наносить совместные синхронизированные по времени и спланированные по направлениям и целям операции, целью которых было поражение фронтовой и бомбардировочной авиации на аэродромах врага в условиях сильного прикрытия объектов средствами ПВО.

Дальние разведывательные и разведывательно-ударные беспилотные системы тоже станут еще более автономными (потому что на расстоянии в сотни километров ими трудно управлять), универсальными и многосредными. Появятся автономные дроны-разведчики (и, может быть, даже ударные), которые будут вести разведку на дальности в 500, 1000, 1500, 2000 километров; идентифицировать цели; накапливать информацию; садиться в глубоком вражеском тылу для подзарядки от собственных солнечных батарей или линий электропередач; наносить внезапные удары спустя дни, недели, месяцы после вылета на боевое задание.

Появятся составные, комбинированные, гибридные ударные дроны на большую дистанцию. Такие дроны могут бОльшую часть пути лететь на бензиновом моторе, вблизи цели для скрытности переходить на электрический движитель, а атаковать цель (цели) роем дронов, который, как пазлы, создает их крылья и фюзеляж. Выдумки? Нет. Гибридные и составные беспилотники существуют, и скоро будут применяться повсеместно.

Маленькие дроны-бомбардировщики, большие дроны для бомбардировки большими бомбами, беспилотные самолеты-бомбардировщики получат на вооружение управляемые самонаводящиеся боеприпасы. Неуправляемые бомбы, и вообще неуправляемое невысокоточное оружие уйдет в прошлое, как когда-то пропали из обихода лук со стрелами — ввиду неэффективности и опасности для самого их применяющего в наступившую эпоху огнестрельного оружия (искусственного интеллекта).

Для борьбы с дронами — летающими, наземными, надводными, подводными, подземными — станут использоваться дроны-охотники, выискивающие, идентифицирующие и уничтожающие любую вражескую цель в зоне их ответственности. Стационарные противодроновые системы на основе ракет, стрелкового оружия, скорострельных пушек, лазеров будут применяться для защиты от дронов очень ограниченно вследствие их собственной уязвимости.

Дроны-перехватчики будут охотиться не только на летающие, наземные, морские дроны противника, но и на пилотируемые летательные аппараты — вертолеты, самолеты, а также крылатые ракеты. Появятся постоянно готовые к отражению воздушной атаки дроны ПВО — стационарные, самоходные и летающие, вооруженные «простыми» ракетами ПЗРК, скорострельными автоматами, и прикрывающие каждый квадратный километр территории.

Все это мы увидим уже через полгода, а стандартом автономные воздушные, наземные и морские дроны станут через год.

ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ

Через год, если мы и противник будем равными в беспилотных системах, линия фронта превратится в пятьдесят километров безжизненной пустыни, где будет уничтожаться все живое и цифровое, любые признаки активности — беспилотные и пилотируемые. Снайперы, пешая разведка, ДРГ, пехота, танки, артиллерия, наступательные и оборонительные операции в классическом их понимании потеряют смысл. Дроны-разведчики обнаружат любое передвижение, дроны-убийцы уничтожат любую цель.

Если мы будем сильнее и технологичнее противника в беспилотных системах и искусственном интеллекте, то фронт будет уже шириной 20–30 км, определяемой дальностью эффективной работы артиллерии. На этом фронте наши ударные беспилотные системы — летающие и наземные — будут продвигаться вперед, зачищая каждую посадку, а следом за ними будет подтягиваться артиллерия для поддержки наступления огнем, будут продвигаться живые люди — бойцы, операторы и координаторы дронов, управители компьютерной сети «скайнет», пехота, саперы и трофейные команды будут занимать оставленные врагом позиции.

«Всемогущие» средства РЭБ во многом станут бесполезными на линии фронта и сами превратятся в мишени — на любой источник излучения тут же будут наводиться ударные дроны, оснащенные микроволновыми датчиками. Можно спрогнозировать, что на линии фронта будет самый лучший GPS, потому что никто не рискнет его там глушить.

Традиционная армия — пехота, танки, артиллерия — будет играть вспомогательную роль. Стрелковый бой станет редкостью. Тактическая подготовка уйдет в прошлое. Минометный и артиллерийский огонь станет огромным риском для самих стреляющих, потому что тут же в ответ на открытие огня прилетят дроны, танковые атаки навсегда прекратятся, отомрут сами танковые войска, как бесполезные и дорогостоящие.

Тупая мобилизация людей «на мясо» потеряет смысл — армии потребуются люди с двумя-тремя высшими техническими образованиями, с опытом работы в компьютерных сетях, с опытом проектирования, производства, применения дронов.

Бравые полковники и генералы (грудь в орденах), прославившиеся своими кавалерийскими атаками в стародавние времена, когда еще не было дронов, отправятся дослуживать свой век в военкоматах, и будут проводить «уроки патриотизма» в школах.

Управлять войной станут очкарики с добавленным искусственным интеллектом в смартфонах.

Но не мечтайте, что будущая война станет похожей на компьютерную игру в сети Интернет. Завтрашняя война дронов не превратится в войну дронов против дронов, потому что главным объектом атаки по-прежнему будут люди. Потому что главной задачей войны дронов по-прежнему будет уничтожение людского потенциала, создание атмосферы страха, пораженческих настроений. Дроны никогда не сдаются. Сдаются люди.

Поэтому в завтрашней войне дронов никто не сможет чувствовать себя в безопасности. Ни на «линии фронта» — на расстоянии 50 километров от живого противника, ни в глубоком тылу. Интенсивность применения дронов с увеличением расстояния от противника будет падать, но дроны будут долетать, доползать, доплывать в любую координату на Гугл-карте и военные, энергетические, инфраструктурные объекты в тылу будут еще в бОльшей опасности, чем сейчас. Диверсии и даже теракты с многочисленными жертвами с применением дронов в тылу противника станут обычным явлением. Дроны будут создавать всеобщую атмосферу страха, война придет в каждый дом, и особенно упорно будет охотиться за военачальниками, политическими лидерами, лидерами общественного мнения, инженерами и конструкторами дронов и других видов оружия.

Дроны станут новым ядерным оружием эпохи искусственного интеллекта. Страна, которая будет иметь современные боевые дроны и непрерывно их совершенствовать, станет неуязвимой. Производители компонентов для дронов, разработчики алгоритмов искусственного интеллекта, разработчики компьютерных чипов и даже целые страны, в которых сосредоточено мировое производство чипов (как сегодня Тайвань) станут (и уже во многом стали) лакомым военным трофеем, за который может начаться нешуточная война. Уничтожение предприятий врага, на которых производятся дроны, компоненты для них, компьютерные чипы, убийство программистов, разрабатывающих ИИ, будет куда более весомым вкладом в победу, чем уничтожение нефтеперерабатывающих, сталелитейных заводов и убийство всех генералов в стране.

Война вообще перестанет быть только делом генерального штаба, министерства обороны, правительства и президента. Как и в 2014 году, в начале российской агрессии, и в 2022 году, когда началось широкомасштабное вторжение, действенными операторами войны станут активные неравнодушные граждане, а сегодня все больше — с техническим образованием и опытом работы с дронами.

Завтрашнюю войну может выиграть один талантливый инженер, программист, технически грамотный организатор, эрудированный в дронах военный командир, вроде тех неизвестных, которые уничтожали дронами авиационную технику противника в глубоком тылу и обстреляли беспилотниками Кремль еще год назад.

Что может помешать этим сумасшедшим направить дроны прямо на Путина, уничтожить российскую систему предупреждения о ракетном нападении, уничтожить российский центр космической связи, и оставить РФ без «головы», без «глаз», без «ушей»?.. Уже сегодня один массированный налет ударных дронов большой дальности может уничтожить всю стратегическую авиацию России, оставив Путина без воздушной компоненты ядерной триады. Массированный налет дронов-камикадзе средней дальности может за одну ночь лишить Россию почти всех самолетов-носителей корректируемых авиабомб (КАБов). Морские дроны могут атаковать не только боевые корабли Черноморского флота РФ, но и базы атомных подводных лодок на Северном флоте. Это — реальность уже сегодняшнего дня, это возможность, которая уравновешивает наши шансы в военном конфликте с ядерной державой и может остудить пыл кремлевских безумцев.

Все это возможно уже сегодня, и станет в десять раз возможнее завтра. Но это завтра наступит не только для нас, но и для нашего заклятого врага, который сегодня вкладывает огромные ресурсы в развитие беспилотной отрасли, ставит на поток «стандартные кухонные fpv-дроны», десятками тысяч выпускает «ланцеты» и «шахеды» на больших промышленных предприятиях.

Мы обязаны победить в этой гонке, потому что именно от вооруженности дронами, искусственным интеллектом зависит наше выживание завтра. Сегодня мы еще можем надеяться на западную помощь снарядами, пушками, танками, самолетами, системами ПВО — в будущей войне дронов все это станет второстепенным железом. А будущее наступит скоро.

В этом будущем, почти завтра, ничего не будет стоить любая власть — ни зеленая, ни шоколадная, никакая другая — если сегодня она самым серьезным образом не займется развитием технологий дронов, искусственным интеллектом, подготовкой к войне завтрашнего дня, в которой любой видосик, любое выступление в Раде могут оказаться последними и гибель власти может произойти просто в прямом эфире.

Сегодня мы уже не можем позволить себе отдавать государственную политику в области дронов и ИИ вхожим в высокие властные кабинеты бездарям и проходимцам, покупающим дроны поштучно, как пирожки, и озабоченным своим личным пиаром на фоне горы дронов. Мы не можем позволить себе только громкий пиар отдельных военачальников на ярких, но немногочисленных акциях с применением дронов. Мы не можем позволить себе обещания миллионов дронов, неподкрепленные финансовыми возможностями. Этого катастрофически мало.

Мы должны напрячь все ресурсы страны, объединить все технические, инженерные, производственные возможности, войти в глубокую кооперацию с западными партнерами, обеспечить настоящую заинтересованность бизнеса, поставить во главе государственной, национальной программы развития дронов и искусственного интеллекта талантливых знающих амбициозных людей, вроде Вернера фон Брауна в Германии (глава немецкой ракетной программы) и Роберта Оппенгеймера в США (научный руководитель атомного проекта «Манхэттен»).

Никаких компромиссов больше не может быть. Нет времени на пустопорожние разговоры. Или победим, или проиграем.

Источник