Конфискация российских активов. Нестандартный взгляд, который принесет максимальные выгоды

Несмотря на неопровержимо доказанный факт вины РФ в причиненных в Украине разрушениях, вокруг арестованных активов России идут сложные дебаты, каким именно образом и в каком объеме их использовать на восстановление разрушенного. Чем более продолжительные эти дебаты и более сложные предложенные финансовые конструкции, тем меньше шансов получить максимальную сумму, поэтому, скорее всего, придется довольствоваться только небольшой частью в размере ежегодных доходов от активов. Даже заимствования под залог всех будущих доходов от активов несопоставимы с потребностью в объемах финансирования восстановления, которые намного больше даже объема арестованных активов.

Правительство Украины должно занять более активную позицию, предложив собственный вариант решения этой проблемы, который могут поддержать даже самые консервативные страны участники дебатов, сейчас больше заботящиеся о своих финансовых рисках, чем о восстановлении справедливости и мировой стабильности.

При этом нужно отказаться от не очень удачного предложения все арестованные активы РФ передать в государственный трастовый фонд, из которого украинское правительство само будет расходовать средства на восстановление по собственному усмотрению…

Каким может быть такой механизм финансирования? Попытаемся пофантазировать с учетом как позитивных, так и негативных факторов.

К позитивным факторам нужно отнести следующие.

Во-первых, это существующая стабильная, технологически развитая и разветвленная сеть государственных и коммерческих банков, которые в состоянии обеспечить массовое финансирование и сопровождение восстановительных проектов по капитальному строительству, реконструкции и ремонту жилья и инфраструктуры.

Во-вторых, довольно высокая степень диджитализации государственных услуг, технологически упрощающая регистрацию и верификацию разрушений, а также их юридическое оформление.

Сочетание только этих двух факторов возможностей государственного портала «Дія» и технологического банкинга открывает пути к организации прозрачного целевого финансирования строительных проектов в интересах пострадавших от разрушений в разрезе субъектов: физических лиц владельцев поврежденной жилой и коммерческой недвижимости и юридических лиц, включая частные, государственные и коммунальные предприятия, а также территориальные громады.

Почему так важно определяться с субъектностью пострадавших? Потому что именно они, каждый и непосредственно, имеют права требования к РФ.

С другой стороны, у РФ есть финансовые и юридические требования к США, Великобритании, Канаде и европейской части «Большой семерки» по поводу ее арестованных активов. Сейчас эти права требования не являются «встречными». Именно в создании юридических оснований, по которым к странам Запада будут переходить и становиться встречными их права требования к РФ, состоит перспектива получения максимального финансирования восстановления разрушений за счет российских суверенных активов.

Речь идет о финансовом механизме, по которому на первом этапе создаются условия передачи пострадавшими лицами к уполномоченным банкам их прав требования к РФ в сумме понесенных, надлежащим образом документированных и верифицированных материальных потерь. Это позволяет сформировать в пулы все такие требования или по географическому, или по другому признаку, например жилье, коммунальная и транспортная инфраструктура и т.д.

Наиболее технологичным и удобным оформлением требований является их «монетизация» в форме ценных бумаг (сертификатов) номинальной стоимостью в долларах США в сумме нанесенного ущерба. Для целей объединения в пулы владельцы сертификатов будут передавать их банкам в доверительное управление, а потом эти сертификаты будут обездвиживаться на счетах в ценных бумагах в депозитарном учреждении. Единственной целью такого доверительного управления является получение на счета-эскроу пострадавших лиц средств в размере номинальной стоимости переданных в управление сертификатов.

В целом предложенный финансовый механизм будет состоять из следующих последовательных этапов:

  • оформление пострадавшим лицам сертификатов и их передача уполномоченным банкам-агентам эскроу с последующим их объединением в обеспечивающие пулы для выпусков облигаций;
  • выкуп облигаций правительствами или центральными банками стран-партнеров по месту нахождения арестованных активов (возможное привлечение международных финансовых учреждений и инвестиций). Одним из условий выпусков может быть требование по привлечению к капитальному строительству подрядчиков происхождением из стран-кредиторов;
  • зачисление средств от продажи облигаций на счета-эскроу пострадавших лиц в банках, обеспечивающих целевое финансирование восстановительных работ (наличные средства выплачиваются при наличии определенных согласованных с кредиторами оснований). Каждая страна-кредитор сохраняет контроль над собственными проектными средствами для обеспечения прозрачности и подотчетности;
  • погашение облигаций, которое осуществляется за счет арестованных активов РФ по судебным решениям или на условиях, согласованных между РФ и странами-кредиторами, путем выкупа по принципам Парижского клуба.

Расчет на то, что такой подход к финансированию может заинтересовать даже пессимистов, базируется на коммерческой привлекательности масштабных строительных и восстановительных проектов, которые будут опираться на бесперебойное финансирование. Когда-то даже предлагалось распределение проектов между странами-партнерами, каждая из которых получает возможность реализовать самые амбициозные планы по восстановлению разрушенных войной городов. Правда, в последнее время такие инициативы немного «притихли» по известным причинам.

Теперь нужно обратить внимание на негативные факторы, которые могут навредить внедрению.

Во-первых, может очень навредить наличие недавно принятого законодательства, согласно которому предусмотрена «ваучерная» система компенсации за разрушенное жилье, не опирающаяся на реальные источники финансирования. Такой подход ограничивает права пострадавших лиц, вынужденных выбирать жилье по ограниченному предложению, которое будет действовать только ограниченный срок. Законодательство не предусматривает компенсацию за разрушение нежилых объектов всех форм собственности. Направленные на определенные сегменты населения правительственные программы доступной ипотеки фактически не способствуют решению проблемы разрушенного жилья, хотя и базируются на крайне ограниченных возможностях государственного бюджета.

Во-вторых, это фактическое отсутствие нормативно-правовой базы в сфере облигаций, обеспеченных активами. Даже принятое еще в 2004 году законодательство по ипотечным облигациям безнадежно устарело и совсем не соответствует профильной Директиве ЕС. Конечно, для организации облигационных выпусков могут быть применены внешние юрисдикции, где с нормативной базой и практикой ее применения нет никаких проблем, но это лишит украинские банки хорошего комиссионного вознаграждения, которое «уплывет» за границу…

В-третьих, это низкий уровень рыночной конкуренции на жилищном строительном рынке, усложняющий свободное участие со стороны зарубежных строительных подрядчиков в реализации проектов, учитывая ограниченный доступ к строительным участкам и инженерным сетям. Строительная отрасль очень нуждается в средствах на достройку незавершенных проектов. Оценить общие масштабы дефицита средств в отрасли невозможно.

Резюмируя, следует осознать, что полная ясность в вопросе источников, объемов и средств финансирования послевоенного восстановления Украины за счет активов страны-агрессора должна быть урегулирована как можно быстрее выгодным и наиболее безопасным для всех сторон способом. Этот вопрос нельзя оставлять на усмотрение консервативных финансистов, не мотивированных подвергать себя рискам без очевидной выгоды. Надо быть прагматичными и не ждать пожертвований и подарков от кого-либо, даже от друзей.

Источник