Не можете/хотите добывать газ — не стесняйтесь использовать отходы с полей

Три килограмма соломы по своим теплотворным качествам эквивалентны кубометру газа

Разговоры о мнимой газовой зависимости, о невозможности полностью обеспечить страну современным голубым энергоносителем уже который год ведутся не просто так. В результате, к примеру, стране навязан импортный паритет цен, диктующий заоблачные для отечественного потребителя тарифы на газ, тепло и горячую воду. А тарифы эти, загнали население в коммунальное рабство даже в условиях перекрестного субсидирования. Не лучше ситуация и в промышленности.

Помнится, в 90-е прошлого столетия над небогатыми украинцами подтрунивали, мол, они буквально ходят по деньгам, а поднять их не умеют. И отчасти это было справедливо. Точно так же, уже в XXI веке, Украина искусственно остается энергетически зависимой, хотя обладает гигантскими запасами энергии, которыми никак не может или не хочет воспользоваться. Речь не только об энергии, заключенной в месторождениях ископаемого топлива, в ядрах изотопов, силе ветра или солнечной инсоляции, но и об энергии от использования биологических отходов, которые есть всегда и их все равно нужно куда-то девать.

Увы. Пока энергетические перспективы для страны на 70% обеспечивающей себя газом собственной добычи с возможностями одновременного хранения в государственных газовых хранилищах объема, эквивалентного годовой потребности всех потребителей (включая промышленность), остаются не очень радужными. Даже с учетом разведанных запасов природного газа, занимающих по своим объемам второе место в Европе.

Вместо обещаемого прироста государственной добычи до 20 млрд куб м газа в год в рамках правительственной программы 20/20, пятилетка газового роста закончилась… снижением в 2020 году добычи до 14,6 млрд куб м. Более того, на ближайшие годы в тренде остается дальнейшее снижение добычи государственным «Укргазвидобування». Задача предприятия состоит, скорее, в сдерживании снижения добычи из истощившихся скважин. Фактически таким образом зависимость от импортного газа консервируется.

Укргазвидобування

И это, по меньшей мере несправедливо для страны, называющей себя житницей Европы. Ведь сейчас при производстве одной тонны зерна получается 2 тонны соломы. Или даже больше. А 3 килограмма соломы по своим теплотворным качествам эквивалентны кубометру газа. И главное — эта солома является отходами, которые можно и нужно использовать. Естественно, там, где это уместно.

 Справка

В 2020 году украинские сельхозпроизводители намолотили 65,4 млн тонн зерновых и зернобобовых с площади 15,3 млн га. Годом ранее было собрано 75,1 млн тонн зерновых и зернобобовых (в 2018-м — 70,1 млн тонн). Т.е. страна ежегодно производит 130150 млн тонн соломы.

Отходы превращаются в энергосырье

Еще одно «открытие» — биотопливо (солома, древесная щепа…) на законодательном уровне признано не только возобновляемым, но и биологически чистым источником, не нарушающим баланс углерода в атмосфере и не влияющим на климат. Оно считается таким же «зеленым», как энергия солнца и ветра. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ну, не получается у государственных газодобытчиков поднять на-гора имеющийся в недрах газ. Почему тогда не задействовать альтернативу, присущую аграрной Украине? Ведь энергетическая независимость того стоит. Тем более что биотопливо, например, в виде разнообразной соломы и древесной щепы, в огромных количествах присутствует у нас, причем в статусе отходов…

Море соломы, но, читатель, вы много слышали о запуске в Украине биотопливных электростанций (БТЭС)? То-то и оно. Хотя, даже по скромным оценкам, в стране ежегодно побочно производится порядка 130 млн тонн соломы плюс гниющий валежник в лесах. А вот что нам еще удалось обнаружить.

«Электростанций или котельных, работающих на соломе в Украине очень немного, — делится информацией заместитель председателя правления ЧАО «Ютем» Руслан Свинцицкий. — По нашим оценкам, за почти 20 лет большая Украина (десятки тысяч фермерских хозяйств) купила этих котлов всего 120–150 штук. Что касается нас, то большую часть произведенного нами (БТЭС) покупали те же датчане, у которых мы еще в 2002 году купили лицензию на производство. Им дешевле производить их у нас. Маленькая Дания взяла больше, чем вся Украина, хотя логистика там значительно длиннее».

Экономика вопроса

Что мы имеем? Соединение новых (альтернативных) энергетических технологий с экологичностью и возобновляемостью, использование отходов для производства тепла и электричества. Все в одном коктейле.

Но какие технико-экономические показатели может обеспечить современная биотопливная установка? И что там с себестоимостью получаемой энергии?

Современные западные технологии сегодня с легкостью обеспечивают КПД установок, работающих на соломе, около 87%. Это очень высокий показатель.

С учетом того, что 1 кг соломы обладает теплотворной способностью 3,5–3,7 тыс. килокалорий, с этого килограмма мы можем получить около 4–4,2 кВт тепловой мощности. С учетом КПД в 87% получим 3,6 кВт чистой тепловой мощности. Т.е. для отопления здания площадью 10 тыс. кв. м (потребляемая мощность 1 МВт•час) нам потребуется 277 кг соломы в час.

«Таким образом приблизительно три тонны сломы заменяют 1000 кубов газа. Сейчас фермеры делают цилиндрические тюки по 500 килограммов. Берем шесть тюков и получаем эквивалент 1000 кубометров газа. А тюкованная солома — это в принципе дармовой продукт (отход от основного производства) для фермеров. Поэтому им это довольно выгодно», — считает Руслан Свинцицкий.

По оценкам специалистов, уже сегодня, без какой-либо особой подготовки, энергией, полученной из биомассы, можно было бы заменить по меньшей мере 18–23% всей ныне потребляемой в стране энергии. Т.е. отходы (не только солома, но и древесная щепа, отходы жизнедеятельности человека…), которые сегодня требуют затрат (в том числе и энергии) для своей утилизации, могли бы покрывать до четверти всех энергетических потребностей страны. Если же вопрос вывести на национальный уровень, то энергетические возможности и отдача биотоплива, естественно, увеличатся.

При этом реальная себестоимость 1 кВт тепла — около 88–90 коп. (меньше 3 евроцентов) — с учетом КПД и эксплуатационных затрат (50 коп.). (Это при условии, что солома не дармовая, а покупная — 1,2 грн/кг.) Т.е. на 7–9 коп. (10%) ниже, чем нынешний тариф на тепло для населения. Аналогичная картина в случае использования щепы по цене 1 грн/кг. Срок окупаемости подобных установок — до 5–6 лет. При этом цену топлива и амортизационные расходы можно снизить, едва ли не на треть, уменьшив конечную себестоимость.

Справка

Себестоимость получения 1 кВт тепловой энергии на газовой котельне при цене газа 9 грн/куб и его теплотворности порядка 8000 килокалорий — 1 грн 40 коп.

Естественно, после сжигания биомассы появляются биоотходы (5%) в виде золы и летучих веществ. При этом золу в дальнейшем можно использовать в качестве удобрения либо для производства строительных материалов. Летучие вещества — около 0,25% всего использованного топлива — придется улавливать и захоранивать. Для этого биотопливные установки оснащены современной 3–4 ступенчатой системой очистки.

Справка

Традиционно солому используют как подложку в животноводстве или после сбора урожая разбивают в сечку, раскидывают по полям и запахивают, чтобы снизить на 30% внесение удобрений. Но на практике экономически выгоднее солому, собранную в валки (и никуда не реализованную), просто сжечь, даже рискуя заплатить штраф.

Без помощи инвестняни

Вы думаете, нет инвесторов? Иностранцев с деньгами, имеющих опыт строительства и эксплуатации биогазовых установок у себя на родине (например, в Европе) и видящих украинские возможности в этой энергетической сфере, достаточно. Более того, они готовы и реально рискуют, пытаясь зайти на украинский рынок.

Но, во-первых, в данном случае речь не идет о солнечной или ветровой установке, где в погоне за самым высоким в Европе «зеленым» тарифом дорогу проложили местные очень влиятельные денежные мешки. Да и стоимость строительства биостанции выше.

О коррупции, на каждом шагу поджидающей наивного западного инвестора, и говорить не приходится. Наконец, даже если биотопливную электростанцию удастся построить, то ее подключение к электросетям, наверняка, остудит пыл самого отчаянного инвестора. Примеров достаточно.

Уже, наверное, десять лет прошло, как украино-словацкий инвестор захотел построить в Ковеле электростанцию на щепе мощностью 5 МВт. Экономия получалась хорошая — срок окупаемости до пяти лет.

Инвестор потратил деньги на технико-экономическое обоснование и на разработку проектной документации, но электростанцию так и не построил. Причина банальна. Для подключения к внешним сетям местные (частные) облэнерго выставили дополнительные условия, которые чуть ли не удвоили стоимость проекта.

Еще один пример. Теперь уже с датско-ирландским инвестором, который решился в 2019 году построить в Хмельницкой области соломенную электростанцию мощностью 46 МВт. (Потребление соломы — 30 тонн (ж/д вагон) в час.)

Однако до сих пор строительство станции не началось.

Есть, конечно, в Украине более успешные проекты БТЭС, но они в сложившейся ситуации в целом не помогают избавиться от впечатления, что энергетическая, и в частности газовая, зависимость в нашей богатой стране, увы, не случайна…

Больше статей Сергея Следзя читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *