Не сотвори себе кумира

Как американские консерваторы и либералы предлагают преподавать в школах историю рабства

Не сотвори себе кумира

© depositphotos/derek@hatfielddesign.com

Как преподавать историю с ее неизбежными кровавыми пятнами? Кто герой, кто злодей, кто жертва, кто агрессор — иногда зависит не только от фактов, но и от того, кто на них смотрит. Например, Кристофер Колумб, с точки зрения европейцев — бесстрашный герой-мореплаватель и открыватель новых земель. Но с точки зрения американских индейцев — это злодей-завоеватель, известный своей жестокостью. (Он не только продавал местных жителей в рабство, но ошибочно считая, что на Гаити есть золотые прииски, приказывал всем туземцам старше 14 лет приносить завоевателям определенное количество золота каждые три месяца. Туземцам, не собравшим достаточно золота, отрубали руки, а тех, кто бежал, выслеживали и убивали.)

В США вопрос о том, как разумно и правдиво преподносить подобные темы школьникам, остается нерешенным. Более того, дебаты как преподавать историю, усложнились тем, что стали частью «культурной войны» консерваторов и либералов. Так в начале мая лидер меньшинства в Сенате Митч МакКоннелл вместе с 36 другими конгрессменами-республиканцами направил письмо министру образования Мигелю Кардоне, обвиняя его в попытке ввести в школах «политизированную и вызывающую разногласия повестку дня». Республиканцы возмутились тем, что Министерство образования поощряет «в школьном преподавании методику, включающую различные точки зрения, обусловленные расой, этническим происхождением, культурой и языком».

На сегодня главная тема раздоров связана с преподаванием в школах истории рабства в США и гражданской войны Севера и Юга (1861–1865 годов). Казалось бы, в этой драме давно минувших дней все не так сложно. Факторов, приведших к конфликту, было несколько, но основополагающей причиной войны был институт рабства в Южных штатах. Все серьезные историки с этим согласны, и объяснить что произошло нетрудно. Чтобы ничто не мешало Югу держать рабов, Южные штаты хотели уменьшить политическое влияние Севера и утвердить свою власть над федеральным правительством — это был аспект политический. Но сохранение рабства на Юге было не единственной целью попытки политического контроля. Юг стремился ввести рабство на недавно освоенных западных территориях страны. Север же хотел оставить их открытыми для «белого» труда — это был компонент экономический.

К середине ХIX века силен был и моральный стимул для конфликта Севера и Юга. Немало известных политиков, журналистов, писателей и церковных деятелей Севера выступали против рабства как антигуманного института. Агитация писательницы Гарриет Бичер-Стоу была особенно эффективной. Ее роман «Хижина дяди Тома», направленный против рабовладения, имел колоссальный общественный резонанс и стал в XIX веке самой продаваемой книгой столетия. В 1855 году, спустя три года после публикации, ее роман был признан «самым популярным романом современности».

Не удивительно, что Республиканская партия, члены которой были против рабства в целом и категорически против распространения рабства на Западе в новых штатах, становилась все более влиятельной. Избрание в 1860 году республиканца Авраама Линкольна президентом означало, что время узаконенного рабовладения подходит к концу. Утратив политический контроль, Южные штаты, чья экономика держалась на рабском труде, обратились к единственной альтернативе, которая, по их мнению, оставалась за ними — отделению от Севера и формированию Конфедерации. Это было решение, которое и привело к войне.

Казалось бы, каждый американский школьник должен знать эти факты. Но дело усложняется тем, что проигравшая сторона осталась в составе страны, и к концу ХIX века принялась обелять свою историю, заметая тему рабства под ковер. Так возникла история благородной борьбы Южных штатов за свою автономию и права (а вовсе не за рабство) и появился романтический образ галантных южан, отражающих агрессию янки. Созданы были и свои кумиры: о защитнике рабства, главнокомандующем Южной армии генерале Роберте Ли стали говорить как о герое-миротворце и педагоге (после войны его назначили ректором университета). Генерала Конфедерации Томаса Джексона начали представлять преданным стране героем-патриотом и великим стратегом. Полководцам рабовладельческого Юга были поставлены памятники. На Юге их именами стали называть площади, улицы, школы, университеты, больницы и кладбища. Версию благородного Юга, которую и сегодня поддерживают консерваторы-республиканцы, стали преподавать детям в таких штатах как Вирджиния, Северная и Южная Каролина, Луизиана, Алабама и Миссисипи. До 70-х годов ХХ века детям в этих штатах рассказывали и о том, что рабы были довольны своей участью и даже участвовали в гражданской войне на стороне Юга.

Недавно «Центр по изучению экстремизма» провел исследование, как преподают сегодня историю американским детям, и нашел мало утешительного. На Юге учителя поют со своими подопечными патриотические песни Конфедерации. В учебниках, используемых во многих штатах, подробно описаны сражения гражданской войны, но не объяснены ее причины. Рабству уделяется мало внимания, о дискриминационных законах, просуществовавших на Юге до середины ХХ века, если и упоминается, то вскользь.

Но и на американском Севере дело обстоит не намного лучше. Некоторые учителя и на Севере, и на Юге называют насильственно вывезенных рабов «иммигрантами», а популярные учебники называют рабов просто «рабочими». Согласно опросам того же центра, всего 8% американцев смогли правильно ответить на вопрос о причинах гражданской войны.

В ответ на эту фальшивую версию истории и на волне афроамериканского активизма, последовавшего за расистскими заявлениями бывшего президента Трампа, американские левые либералы создали так называемый «Проект 1619», переосмысляющий историю США. В версии «Проекта 1619» последствия рабства и вклад черных американцев в жизнь страны помещен в самый центр «национального нарратива». (Проект спонсировал The New York Times Magazine).

Вот начало текста «Проекта 1619», написанного Никол Ханна-Джонс: «В августе 1619 года на горизонте, недалеко от прибрежного порта английской колонии Вирджиния, появился корабль. Он вез более 20 порабощенных африканцев, которые были проданы колонистам. Нет аспекта жизни в стране, который не был бы затронут последующими годами рабства. К 400-летию этого рокового момента пора наконец рассказать нашу историю правдиво». «Возможно, мы никогда не восстали бы против Британии, если бы основатели не поняли, что рабство дает им на это право, и, если бы они не считали, что независимость необходима для обеспечения продолжения рабства. Не случайно 10 из первых 12 президентов этой страны были рабовладельцами. Можно даже сказать, что вся нация была основана не как демократия, а как славократия. Основополагающие идеалы нашей демократии, когда они были написаны, были лживыми. Только черные американцы боролись за то, чтобы сделать их правдой».

Леволиберальный проект по преподаванию истории оказался столь же далек от фактов, как и подход к истории правых консерваторов. Многие ведущие американские историки, поддержав идею правдивого преподавания истории рабства, опровергли основные утверждения Ханна-Джонс. Пять ведущих ученых — Шон Вилентц, Джеймс Макферсон, Гордон Вуд, Виктория Байнум и Джеймс Оукс опубликовали в «Таймс» открытое письмо, где говорится о «проверяемых фактах», искаженных в «Проекте 1619» в результате «замещения исторического понимания идеологией». «Учить детей тому, что американская революция велась отчасти для обеспечения рабства, — значит дать фундаментальное непонимание не только того, в чем была суть Американской революции, но и того, что Америка отстаивала и отстаивает с момента основания», — заявил один из подписантов Ш.Вилентц. По его словам, идеология борьбы с рабством была «совершенно новым явлением в мире в XVIII века», и «в колониях проводилась более активная деятельность по борьбе с рабством, чем в Великобритании».

В конечном итоге в деле преподавания истории идеологическая позиция крайне правых и крайне левых сводится к схожему антидемократическому импульсу. Обе стороны, искажая исторические факты, спорят о том, кого дети должны считать героями и кого водружать на мраморный пьедестал — черных или белых, рабов или полководцев. Но герой — тот, кто вне критики, в чьей правоте, чистоте, силе и мудрости не позволено сомневаться, и ему (будь он черный или белый, богач или бедняк) не место в демократии.

«Нам не нужен еще один герой», — пела когда-то в своей песне знаменитая американская певица Тина Тернер. И была права.

Все статьи Анны Бродски-Кроткиной читайте здесь.

По материалам: ZN.UA /

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *