Окно еще открыто: удастся ли Украине улучшить отношения с Орбаном?

Сегодня истекают десять дней, в течение которых Киев должен был подготовить предложения касательно прав венгерского меньшинства в Украине. Об этом на прошлой неделе в Ужгороде договорились главы ОП и МИД Андрей Ермак и Дмитрий Кулеба с венгерским министром иностранных дел Петером Сийярто. 

Этот шаг украинская и венгерская сторона представляют как готовность к диалогу по проблемам в двусторонних отношениях.

Но готов ли премьер Венгрии Виктор Орбан улучшить отношения Будапешта с Киевом?

Не стоит заблуждаться: Киев и Будапешт далеки от того, чтобы их отношения стабилизировались, несмотря на то, что подобное — и в интересах нашей страны.

Хотя Будапешт и зависит от трубопровода «Дружба», по которому российская нефть поступает в Венгрию, но в условиях войны наша зависимость от соседней страны больше. Во-первых, из Венгрии по продуктопроводу в реверсном режиме в Украину поступает дизель. Во-вторых, Венгрия поставляет нам электроэнергию. В-третьих, в Евросоюзе (как и в НАТО) решения принимаются консенсусом и Будапешт имеет возможности не только тормозить принятие санкций против России и выделение помощи Киеву, но и блокировать процесс вступления Украины в ЕС.

Только у Орбана — свои планы: в отношениях с Киевом, Брюсселем, Вашингтоном он разыгрывает многоходовку, цель которой — укрепление своих политических позиций в Венгрии и Европе, получение из фондов ЕС денег, замороженных из-за проблем с верховенством права в Венгрии. При этом Орбан, твердящий о необходимости «прекращения огня», не брезгует лично встречаться с Путиным и пожимать ему руку. Неудивительно, что Венгрия пользуется в Евросоюзе репутацией троянского коня, разрушающего в интересах Путина европейское единство.  

Отказ же Орбана ветировать выделение ЕС Украине макрофинансовой помощи на 50 млрд евро — это не столько «результат работы Зеленского, Кулебы и Ермака» (как написал связанный с офисом президента ТГ-канал), сколько следствие единодушного давления лидеров Евросоюза, которому венгерский премьер уступил.

С учетом этого, при всей символичной значимости ужгородской «встречи на троих», ее результаты скромны: вопрос встречи Зеленского и Орбана все так же остается в подвешенном состоянии. Тем не менее, во-первых, Киев продемонстрировал своим западным партнерам готовность вести диалог с Будапештом. Во-вторых, во время встречи венгры передали украинской стороне список из 11 вопросов, касающихся защиты прав национальных меньшинств, ответы на которые должны стать шагом к стабилизации отношений.

По информации ZN.UA, этот список среди прочего включает следующие просьбы венгерской стороны.

Во-первых, обеспечить на законодательном уровне отсутствие возможности единоличного права директоров школ изменять решение по преподаванию определенных предметов на украинском/венгерском языке.

Во-вторых, обеспечить использование венгерского языка во всем образовательном процессе, в том числе возможность использования венгерского во время всех других мероприятий, встреч, заседаний, а также в процессе создания имиджа заведения (реклама, веб-сайт и т.д.).

В-третьих, восстановить на законодательном уровне статус функционирования «школ национального меньшинства» с обучением на венгерском языке. Необходимо предоставить разъяснение относительно толкования текста соответствующего закона о том, что языком учебного процесса наряду с украинским может быть язык национального меньшинства.

В-четвертых, обеспечить право выбора языка обучения для ВУЗов и заведений профессионально-технического образования, в том числе частных. В учебных заведениях любого типа и уровня, в том числе профессионального, профессионально-технического обучения, профессионального высшего образования, где есть потребность в обеспечении обучения на языке национального меньшинства, предоставить возможность создания такой группы.

В-пятых, разъяснить законодательство Украины об определении территориальной единицы, на которой может применяться право использования венгерского языка.

В-шестых, обеспечить право использования языка нацменьшинств в общественной жизни: масс-медиа, повседневной жизни (отмена синхронного перевода при проведении культурных мероприятий, возможность использования языка нацменьшинства при посещении больниц, коммуникации с местными органами власти и т.п.).

В-седьмых, восстановить право на существование культурных автономий венгерского национального меньшинства.

По большому счету многие пункты уже решены Киевом. Некоторые требуют просто разъяснения либо дополнительного решения на уровне подзаконных актов. В частности, вопрос о методологии использования языка нацменьшинств в местах их компактного проживания или о существовании культурных автономий.

Но захотят ли в Будапеште услышать наши аргументы? Например, права, зафиксированные в законе о нацменьшинствах, полностью соответствуют культурной автономии. Но в самом законе этого термина нет: он есть только в законе от 1992 года. Будет ли для венгерской стороны достаточно только прав? Или они будут настаивать на фиксации в законодательстве термина «культурная автономия»?

Будапешт хочет решить проблему венгерского меньшинства на своих условиях. Неслучайно венгерские чиновники и политики постоянно говорят о «возвращении прав венгров, которые они имели до 2015 года».

Во многом от реакции Будапешта на ответы украинской стороны по венгерскому списку вопросов и зависит, будет ли встреча Орбана и Зеленского, которая может на многие годы определить двусторонние отношения. Но в Киеве, где учитывают цели Орбана и логику его поведения, сильны скептические настроения в отношении рандеву лидеров двух государств. При этом Будапешт может сознательно так обставить условия будущей встречи, что она станет труднореализуемой. Достаточно посмотреть, каким унижениям подвергается Стокгольм при решении вопроса о вступлении Швеции в НАТО.

Так уже было не раз за последние годы, когда договоренности, достигнутые украинским и венгерским министрами, обнулялись Орбаном. Впрочем, Киев имеет небольшое окно возможностей, чтобы решить двусторонние проблемы с Будапештом. Во-первых, во второй половине года Венгрия будет председательствовать в Совете Европейского Союза. И не в интересах Орбана, чтобы Будапешт был изгоем, чтобы Венгрия «стояла в стороне, на обочине, на внешнем круге» Евросоюза.

Во-вторых, в июне состоятся выборы в Европарламент, в результате которых (судя по всему) усилятся позиции популистов и праворадикалов. При этом Орбан стремится, чтобы его партия «Фидес» вошла в Европейскую группу консерваторов и реформистов, где сильны позиции партии «Братья Италии» итальянского премьер-министра и последовательной сторонницы поддержки Украины Джорджии Мелони. Орбан вынужден демонстрировать изменения своей политики в отношении Украины, чтобы добиться желаемого.

Все это дает Киеву небольшой запас времени, когда Орбан будет вынужден демонстрировать хоть какой-то прогресс в двусторонних украино-венгерских отношениях. Но «окно» ориентировочно будет открыто до момента президентских выборов в США. И в случае победы Дональда Трампа (а подобный сценарий становится все более вероятным), Виктор Орбан может пойти на дальнейшее ужесточение позиции в украинском вопросе. 

Источник