Границы толерантности: как церковь отказалась быть посредником между ЕС и Лукашенко

Специально для рубрики DW “Беларусь. Перспективы” Наталля Василевич написала комментарий о том, что реагируют церкви на ситуацию с мигрантами в Беларуси. Обсудить ее мнение и поделиться своим видением ситуации можно под соответствующим постом в Telegram-канале “DW Беларусь”

В Беларуси разворачивается гуманитарный кризис – тысячи мигрантов из зон конфликтов находятся на территории страны, ища возможности пересечь границу Беларуси и Европейского Союза, чтобы дальше отправиться в благополучные европейские страны, где рассчитывают получить убежище.

Если летом и в начале осени, переход границы был не слишком сложным в связи с недостаточной ее охраной со стороны Польши, Литвы и Латвии, с менее значительным количеством самих мигрантов и в связи с более благоприятными погодными условиями, то с наступлением холодов и с укреплением границы ситуация усугубилась.

Сейчас опасность выросла и переход границы стал сопряжен с риском для здоровья и жизни. С 8 ноября произошла эскалация процесса – и группа в несколько тысяч мигрантов, сопровождаемая белорусскими силовиками, попыталась совместно перейти границу в районе перехода Брузги-Кузница, а в результате зависла в приграничном лесу с белорусской стороны, время от времени совершая попытки штурма границы и получая сопротивление со стороны польских пограничников. Кадры этого противостояния привлекли внимание средств массовой информации, политиков и общества со всего мира, породив целый ряд дебатов.

Европейские церкви и миграция: общие подходы

У европейских церквей еще с начала кризиса беженцев в 2015 году сформировались общие подходы к миграции в страны Европейского союза и общие программы по работе с беженцами, с принимающими обществами, а также со своими правительствами и европейскими институциями.

Наталля Василевич

Наталля Василевич

Церкви сыграли значительную роль в том, что политика ряда стран по отношению к беженцам стала более открытой, а в тех случаях, когда государства отказывались оказывать помощь, например, по спасению тонущих в море мигрантов, они брали такую помощь на себя.

Церкви также активно пользовались правом укрывать в храмах людей, которые не получили статус беженцев, препятствуя их депортации. Кроме того, более благополучные в финансовом отношении церкви помогали церквям из менее богатых стран юга Европы, на которые и легла основная нагрузка по первичному приему беженцев.

Если политические институты строят свою политику в отношении миграции, держа в фокусе вопросы безопасности, суверенитета, защиты границ, увеличения нагрузки на бюджет в связи с ростом затрат на социальную помощь беженцам, а также общественных настроений своих избирателей, часто настороженных, если не неприветливых к беженцам; то церкви формулируют свою позицию основываясь на религиозно и ценностно обусловленных принципах безусловной ценности человеческой жизни и гостеприимства.

Такую позицию в рамках текущего кризиса озвучил, например, в сентябре Примас Римско-католической Церкви Польши архиепископ Войцех Поляк во время празднований в Ченстохове, отметив поляризацию в обществе по поводу миграции и призвав “представителей всех политических сил совместно и солидарно искать соответствующе решения сложных миграционных проблем, руководствуясь прежде всего отношениями гостеприимства и уважения к иммигрантам и общего блага для всех поляков”.

Заложники режима: моральная дилемма

В первой фазе организации миграционного кризиса белорусский режим угрожал Европейскому Союзу, преимущественно пытаясь играть на прагматических ценностях политических институций, в первую очередь создавая бесконтрольным наплывом мигрантов проблему для безопасности границ и социальной системы неподготовленных к этому стран – Польши, Литвы и Латвии.

Рубрика DW Беларусь. Перспективы дает возможность белорусам высказать свое мнение на сайте DW

Рубрика DW “Беларусь. Перспективы” дает возможность белорусам высказать свое мнение на сайте DW

Во второй фазе искусственный миграционный кризис превратился в рычаг давления на гуманитарные и моральные ценности, для этого по отношению к мигрантам нужно было создать максимально плохие условия, с очевидным риском для здоровья, жизни и человеческого достоинства, и дать европейскому обществу такую картину страданий людей, чтобы она максимально затронула эмоции и мотивировала спасать людей пусть даже ценой компромиссов с белорусским режимом.

В прошлые политические сезоны длинной жизни Лукашенко в качестве белорусского правителя, такую функцию заложников исполняли политические заключенные. При каждом обострении внутриполитической ситуации Лукашенко использовал жесткие репрессивные механизмы, которыми удавалось быстро подавить оппозицию, но брутальность которых вызывала возмущение европейского общества и заканчивались непризнанием белорусского режима и санкциями. Однако дальше следовал торг политзаключенными, приводящий к снятию санкций и восстановлению отношений с белорусским правительством.

После 2020 года использование наработанной технологии стало невозможным – слишком массовые были протесты, зашкаливающий уровень репрессий так и не привел к подавлению оппозиции и стабилизации режима, и политзаключенные активисты все еще остаются опасной для режима группой; а санкционное давление со стороны Европы стало нарастать. Вместо торга политзаключенными начался торг мигрантами.

Для коммуникации “гуманитарного” месседжа на Запад режим привлек и белорусских религиозных лидеров, также находящихся у него в некотором смысле в заложниках в связи с массовыми репрессиями против религиозных сообществ. Под диктовку Уполномоченного по делам религий религиозные лидеры составили обращение “к политикам современных экономически развитых и благополучных европейских государств”, в также “всем верующим и просто неравнодушным людям Европы”, главным месседжем которого стал призыв к “мудрости, милосерию и состраданию, к спасению людей, находящихся без крова, в состоянии отчаяния”.

Также и апостольский нунций в Беларуси Анте Йозич призвал “власти всех заинтересованных стран действовать решительно и быстро, чтобы найти хотя бы временные решения ради спасения жизней людей”, при этом “независимо от нынешнего политического кризиса в Беларуси”.

По интуиции режима, церкви, как гуманитарно ориентированные сообщества, в этом процессе должны были бы сыграть роль дополнительных моральных рычагов давления на свои правительства и заставить их ради спасения жизней тысяч мигрантов, оказавшихся в заложниках у режима, пойти с ним на компромиссы.

“Бесчеловечное лицо режима Лукашенко”

Но что-то пошло не так. Начиная с эскалации кризиса, со стороны европейских религиозных лидеров посыпались заявления, осуждающие режим. Так, польский архиепископ Станислав Гондецкий, глава Конференции католических епископов Польши, назвал белорусский режим “контрабандистской мафией”, а беженцев “жертвами безжалостных политических действий и алчности” этой мафии.

Мигранты возле логистического центра недалеко от белорусско-польской границы.

Мигранты возле логистического центра недалеко от белорусско-польской границы.

Конференция католических епископов Германии, одна из самых влиятельных в Европе, распространила пресс-релиз с заявлением архиепископа Гамбургского, ответственного за служение беженцам, Штефана Хессе. В пресс-релизе отмечается, что “белорусский режим злоупотребляет страданиями людей… Режим Лукашенко снова показывает свое бесчеловечное лицо”.

Также и Глава Конференции Католических епископов Европы архиепископ Гинтарас Грушас обвинил режим Лукашенко не только в эксплуатации беженцев, но и напомнил про граждан Беларуси, “которых держат в заложниках, многие невинные люди подвергаются пыткам, преследованиям и заключены в тюрьмы”.

Не отстали от католиков и крупные протестантские церкви – Евангелическая церковь Германии осудила действия “диктатора Лукашенко” как “циничную игру” и призвала Европу “не реагировать на попытки шантажа”.

Таким образом, вместо компромиссов с режимом ради спасения беженцев, европейские церкви увидели проблему именно в самих действиях Лукашенко – как по отношению к беженцам, так и белорусскому народу. Именно в его сторону была обрушена вся сила морального давления. Созданный Лукашенко кризис мигрантов не оттянул внимания от внутриполитических проблем в Беларуси, но наоборот привлек – и в максимально невыгодном для режима свете.

Автор: Наталля Василевич, политолог, теолог, модератор группы “Христианское видение” Координационного Совета

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:



Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *